[an error occurred while processing the directive]

Как школьникам выбрать профессию

Как выбрать профессию школьнику

Интервью с Сергеем Рыбиным, экспертом интернет-проекта «Про учебу»

Интересный разговор о дополнительном образовании и профориентации школьников состоялся на волнах радио «Зенит». Ведущие Олег Бондарев и Полина Шабалина обратились к участнику интернет-проекта «Про учебу» Сергею Рыбину, эксперту в области дополнительного образования.

Полина Шабалина: Мы будем сегодня опираться на исследование Общероссийского народного фронта, согласно которому каждый третий ученик считает, что ему не хватает глубоких знаний для того, чтобы стать успешным после окончания школы. Почти 12% школьников указали на недостаток кружков и секций в школе, а 17% не устраивает отношение педагогов к ученикам. Сергей, как Вы считаете, достаточно ли всё-таки возможностей у наших школьников заниматься дополнительно?

Сергей Рыбин: Возможности у ребят, вроде бы и есть, но им трудно определиться с выбором, потому что профориентационной работы как системы в городе нет. А может быть, не только в городе, но и в стране нет? И получается, что ребята приходят в разные кружки, но необходимых для них знаний там не получают, и у них руки опускаются, они не знают чем заняться.

Вот мы встретились с одной семьей, где мальчик хочет стать печником. У них на даче построили красивый очаг, а когда ребенок узнал, сколько стоит эта работа, он тоже захотел стать таким же мастером. Говорит: «Зачем я пойду в институт? Давайте я пойду на печника учиться». Вот что сейчас может пользоваться спросом. А у нас везде «Веселая математика», «Занимательный английский» – таких кружков миллионы.

Олег Бондарев: Нет кружков, которые нужны реально людям в жизни? Сергей, ну ведь это же отличная идея, потому что мне в школе действительно не хватало таких уроков, как, например, «Как собрать документы для ипотеки», «Как пройти собеседование на работу?» И подобные жизненные вопросы мне кажется, это самое необходимое для школьников.

С. Р.: Сегодня школьники после окончания 11 классов либо идут в вуз, либо в колледж. И здоровые уже взрослые люди ничего не могут заработать. Ерундой только какой-то занимаются – работают курьерами. В это время они уже могли параллельно в школе получить профессию, сориентироваться с выбором. Вместо этого их настраивают сначала поступать в вуз. А ведь они уже в вузе могут зарабатывать, хотя бы системными администраторами на кафедрах. Если ребенок с 9 класса начнет добросовестно заниматься в кружке компьютерными технологиями, то, конечно, к первому курсу он сможет выполнять такую работу.

И это школе, наверное, не осилить, потому что здесь все типовое, усредненное. А ведь надо учитывать интересы каждого ребенка, его индивидуальность.

Было одно время такое движение «Выдать сертификат на дополнительную профессиональную подготовку» или просто подготовку. Если ребенок заинтересован каким-то делом, он может и через полгорода проехать ради таких занятий. Вот Кержаков жил в Колпино, а ездил сюда, чтобы футболом заниматься, потому что очень этого хотел.

Надо, чтобы каждый нашел себе такое любимое дело, нужна профориентация в школах, тогда не будет таких историй, когда дети не знают, в какой бы вуз поступить. И поступают сегодня в Военмех, а после первого курса уходят в ветеринарный.

О. Б.: Для этого же есть техникумы, профтехучилища, там тоже учат разным профессиям?

С. Р.: Да, и посмотрите, что с ними сделали. Вузы из техникумов сделали себе факультеты, и в итоге они просто захватили себе клиента раньше других, получили себе студентов. А ведь техникумы-то были созданы для того, чтобы готовить квалифицированных рабочих. Теперь этим заниматься некому.

О. Б.: То есть техникумы потеряли настоящее предназначение?

С. Р.: Абсолютно. То, что было раньше, взяли и выхолостили. А в сегодняшних техникумах, посмотрите, какие специальности? Они все готовят ПТУ-шников – токарей, слесарей, потому что других программ нет. Раз закрыли законное начальное профессиональное образование, они обозвали ПТУ техникумами, надо же куда их деть.

И потом, в городе у нас нет нормальной профориентационной программы. Это основное. Мы искали такую программу, тестирование, чтобы ребята с 5 класса могли определить, в каких секциях детям было бы интересно заниматься. Чтобы выбор был осмысленным, не просто идти за компанию в ту же секцию, что и Миша ходит, или кружок, в который Галя пошла, а те занятия, которые необходимы именно этому ребенку.

Так у нас в городе нет такого полноценного тестирования, у нас только опросники. А опросники – это примерно то же, что цыганка гадает без всякой ответственности. Валидности никакой нет, никто не проверяет результаты. Вот это самое плохое. Мы знаем, что в стране только МГУ занимается полноценным профориентационным тестированием. Мы обращались и в наш Университет имени Герцена, но никто ничего не делает для профориентации школьников.

П. Ш.: Сергей, а что же тогда делать, если школа не помогает определиться с выбором будущей профессии? Может быть, какие-то ДК выбрать, какие-то платные секции, кружки?

С. Р.: Секций и кружков достаточно. Но посмотрите в пять часов на здание школы, на здание колледжа или лицея. Оно всё тёмное, там никого нет. Всё здание пустое.

О. Б.: Помещение простаивает, рабочие мощности тоже.

С. Р.: И в то же время, масса некоммерческих организаций в этом здании могли бы уже предлагать пять, десять востребованных специальностей.

О. Б.: Это идея! Сергей, используем незанятые площади под обучение детей для различных хобби и профессий.

С. Р.: Да, смотрите, в школах есть факультативы. А что такое факультатив? Опять дали типовые задания, и все их выполняют. Если ребенок хочет стать архитектором, ему нужно рисование, а в школе даже нет ИЗО, черчение отменено. При этом многие стремятся получить технические специальности. Как ребенок пойдет в вуз? Как он пойдет в Военмех, где нужно черчение? Или в Политех? А у него черчения в школе не было. Его из-за начерталки выгонят с первого курса. Ведь знания нулевые, представьте себе.

А если бы ребята пришли в организации дополнительного образования, им бы 3-D компас дали, они бы уже научились все делать. Но школе это не по силам. Поэтому выход такой: предоставить для дополнительного образования  помещения, которые свободны в школах по вечерам. Только этого очень тяжело добиться. Наше КУГИ и местная районная администрация тут никак не содействуют. Да и детей-то в школы не особенно хотят пускать.

О. Б.: Сергей, получается, что у нас нет мест, где школьники могли бы обучаться дополнительным навыкам, и нет преподавателей. И откуда мы возьмем преподавателей? Откуда мы возьмем места, если это не заложено в бюджете?

С. Р.: Преподаватели есть. Посмотрите, в МУХе (архитектурно промышленной академии) сколько было факультетов, сколько было специальностей. И только что кафедру коммуникативного дизайна закрыли…

О. Б.: Очередной пример того, что закрыли, но ни одного нового места нет.

С. Р.: А ребята все туда идут. И еще эти сертификаты, с которыми ребята едут на другой конец города, они уже взрослые – 9-10 класс. А так все занятия были бы в школе. Но школа не может предоставить все возможности, как в том примере с парнем, который хотел делать камины. А ведь столько дач строят, и камины бы пригодились.

О. Б.: Это отличный старт-ап, как мне кажется, для начала бизнеса, научиться делать камины, печи. И вот где сейчас школьнику научиться складывать печь?

С. Р.: А где-нибудь на Ленинском проспекте, там наверняка есть какая-нибудь организация, я условно говорю.

П. Ш.: Сергей, это всё-таки узко специальное направление. А вот, например, хотя бы профильные классы в школах не помогают определиться с профессией?

С. Р.: Профильные классы – это опять математика, физика, иностранный язык, биология, обществознание – все. Это не профиль, это просто углубленная подготовка, которую теперь уже отменили, а самого профиля там нет.

Допустим, у нас есть акционерное общество «Климов», которое вертолеты у нас строит. Так что же их интересует? Ведь их не так интересует математика и физика. Их интересуют ребята, у которых есть пространственное видение. А как это в школе преподавать? Нужно давать уроки рисования.

П. Ш.: А не рановато ли еще в таком возрасте настолько углубленно изучать предмет?

С. Р.: Это не углубленное изучение, если кто-то рисует, обычная культура. И я не говорю, что это в 5 классе…

О. Б.: Отлично, Сергей. Резюмируя все вышесказанное, проблема есть, школьникам не хватает дополнительных знаний. Где им их взять?

С. Р.: На сегодняшний момент, я могу сказать, что кому-то повезет, если он случайно в своей школе найдет то, что его интересует. Но 99% так не может быть, понимаете?

О. Б.:Большинству не повезет попасть к талантливому преподавателю?

С. Р.: Конечно нет, потому что они заняты другим. Они, допустим, объявляют: «У нас школа такого-то профиля».

О. Б.: Углубленное изучение английского или еще что-то?

С. Р.: Да, абсолютно точно.

О. Б.: В таком случае, большинству школьников не светит найти свою профильную специальность еще в школе, так я понимаю Вас?

С. Р.: Давайте посмотрим с другой стороны.Сейчас пошел массовый наплыв в средние профессиональные учебные заведения, в колледжи. Дети уже в 9 классе принимают решение. Подождите, а когда у нас профильные классы начинаются? После девятого? И кого тогда мы берем в колледжи-то? Вот такую гвардию…

У нас пишут, что в петербургских вузах уже больше 60% иногородних студентов. Значит наши ребята попадут только в колледжи либо техникумы. А там вообще никого не готовят. И не понятно, кем они будут, какими рабочими, трудно сказать.

П. Ш.: Не очень оптимистичная картина получается, все-таки есть же выход? Как-то работают над этим сейчас, может быть, на государственном уровне?

С. Р.: Напомню, школы пустуют. Надо некоммерческим организациям предложить занятия по государственным ценам, и дети сами выберут свои кружки. Они скажут просто: «Я в этой школе учусь, и здесь буду вечером заниматься. Мария Ивановна у меня проводит математику, теперь она мне будет о другом рассказывать». Только о другом она ничего не может рассказать, она свое производство не видела никогда.

О. Б.: Сергей, ну на этот счет у нас есть отличный ответ: «Денег нет». Вы сами понимаете.

С. Р.: Деньги есть. Школам выделяют средства, и подушевые деньги можно направить некоммерческим образовательным организациям. Причем, это государственные деньги, то есть за ними легко проследить. Если дети хотят прийти на дополнительные занятия в школу, пускай в школе и оставят эти деньги. А если не хотят, тогда станет понятно, нужны ли в этой школе кружки и секции.

И я вас уверяю, что не только тот парень, о котором мы говорили, но еще и другие за ним пойдут камины строить. В итоге, после 10 или 11 класса они еще сделают свою бригаду и будут по Ленинградской области печи и камины складывать, будут счастливо жить и семьи создавать.

П. Ш.: В любом случае хорошо, что у наших детей есть такое желание, а уж в реализации, я надеюсь, им кто-нибудь поможет.

О. Б.: У нас в эфире был представитель Ассоциации родителей школьников – участник интернет-проекта «Про учёбу» Сергей Рыбин.

Likes(3)Dislikes(0)

Комментарии

  1. Женя

    Ответить

    • Федорова

      Ответить

      • DAN

        Ответить

        • Галина

          Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

[an error occurred while processing the directive]
Яндекс.Метрика